Треш-стримы: что это такое и когда их запретят. Вести с Алексеем Казаковым

Треш-стримы: что это такое и когда их запретят. Вести с Алексеем Казаковым

Треш-стримы. что это такое?

Вот собственно, так называемое, понятие треш-стрима:

Треш-стримы: что это такое и когда их запретят. вести с алексеем казаковым

На сайте функционирует система коррекции ошибок. Обнаружив неточность в тексте, выделите ее и нажмите
Ctrl Enter.

Что делают стримеры?

На своих треш-стримах так называемые блогеры зарабатывают деньги. Выполняют различные задания за деньги зрителей.

Представьте себе – зритель переводит бабки, чтобы посмотреть какую-нибудь жесть. Выпить стопку водки, разбить яйцо об голову… Это самая ерунда, что вытворяют такие стримеры.

А это выходит за рамки адекватности и законности:

«чп. расследование»!

Я, когда есть свободное время, люблю посмотреть передачи из цикла «ЧП. Расследование».

Вот какие результаты выдают поисковые системы по запросу: «треш-стрим».

Google

Яндекс

Диванные боксеры и будущее трэш-стримов

Возможность наблюдать за насилием и получение удовольствие от применения насилия в равной степени являются психическими отклонениями, считает практикующий психолог Алена Ал-Ас. По ее мнению, стримеры таким образом закрывают потребность в насилии у себя и у аудитории.

«Аудитория – это типаж диванных боксёров, которые обидели бы жену, но знают, что она пойдет в полицию. К тому же по ту сторону экрана зачастую оказываются и те, кого били и унижали в реальной жизни. Понимание “не только надо мной издевались” многим помогает вынырнуть из оврага обид, грязи и сломленной собственной души», — заявляет психолог.

По словам еще одного психолога, Любови Калиновской, зрители с помощью трэш-стримов также реализуют свои амбиции – она уверена, что на самом деле зрители являются главными героями стримов, так как именно они могут управлять популярными блогерами с помощью донатов.

«Трэш-стримы для многих уникальны тем, что каждый из них гарантирует реальность происходящего, и человек никогда не знает, чем все закончится. За счёт этого человек ощущает сильные эмоции азарта, зритель, как древний римлянин в амфитеатре, решает, жить гладиатору, или нет», — говорит Калиновская.

Психолог и бизнес-консультант Алекс Айвенго уверен, что подобные эфиры не оказывают никакого терапевтического эффекта, а зрители и сами стримеры будут становиться еще более жестокими.

Жизнь на продажу

«Люди потребляют любой культурный контент, потому что он вызывает какие-то эмоции, — комментирует врач-психиатр Виктор Лебедев. — Кто-то потребляет сериалы, кто-то — треш-стримы. Разницы с точки зрения нейробиологии никакой. Люди сотни и тысячи лет смотрят на то, как мучают других людей.

История имеет множество прецедентов, когда насилие становилось народной забавой. Со школьных времен мы помним, что в Древнем Риме большой популярностью пользовались гладиаторские бои. Поединки проходили не только на форумах, но даже на пирах. Гладиаторы приобретались специально для развлечения гостей.

Как и на сегодняшних треш-стримах, зрители могли оказать влияние на исход боя. В средневековой Европе и на Руси толпы собирались посмотреть на публичные казни. До недавнего времени насилие было фактически неотделимо от обычной человеческой жизни. Оно также служило для людей развлечением и способом испытать более сильные эмоции, чем они испытывают в повседневности.

Современная цифровизация вносит свои коррективы в привычные общественные практики. С одной стороны, благодаря развитию новых технологий контроля возрастает уровень социальной безопасности. Однако это же накладывает ограничения на эмоциональные проявления и взаимодействие между людьми.

С другой стороны, видеокамеры в метро и на каждом перекрестке, мобильная связь и развитие интернета стирают грань между приватным и публичным. И это создает большой простор для эксплуатации и превращения в товар того, что раньше было достоянием частной жизни.

Отсутствие перспектив в реальной жизни сегодня заставляет молодежь искать новые способы самореализации и заработка. Еще недавно парни из неблагополучных районов занимались рэкетом, сутенерством или пробовали себя в роли наркодилеров-«закладчиков». Но это опасные и быстронаказуемые виды деятельности. Утром обчистил ларек — вечером тебя уже вычислили.

А вот контент в интернете сложно регулируется уголовным законодательством. Пока ни один из стримеров не понес наказания за свои действия в прямом эфире. Блогер MellStroy, который недавно в прямом эфире разбил лицо девушки о стол, продолжает записывать видео.

И даже недавно выступил с осуждением Стаса Решетняка. Стоит заметить, что почти все стримеры, с которыми мне удалось связаться, говорили, что Решетняк перешел грань и они против того, чтобы делать такой жесткий контент. Некоторые даже уверяли меня, что сами они не записывают треш-стримы и выступают за их запрет.

По мнению Виктора Лебедева, стримеры превращают свою жизнь в способ заработка: «Если вы ходите на работу и зарабатываете какой-то определенной деятельностью, то стримеры зарабатывают тем, что показывают, как они живут. А люди любят истории, люди любят публичность».

В повседневности остается все меньше возможностей для проявления раздражения, гнева или сексуальной агрессии. Темпы жизни значительно отличаются от тех, что были еще двадцать лет назад. А количество времени, которое можно уделить себе, сокращается. Миллениалы вынуждены не только больше работать, но большую часть времени заниматься поиском места работы, что вызывает сильный стресс.

Редактор нью-йоркского издания The New Inquiry Малькольм Харрис в своей книге Kids These Days» пишет, что те, кто родился в девяностые, уже в школе испытывают нагрузку, в пять раз превышающую ту, что была в предыдущем десятилетии. Подобные процессы происходят по всему миру, в том числе в России.

Непостоянный заработок, невозможность выстроить планы на ближайшее будущее, постоянный стресс порождают массу негативных эмоций. А отсутствие общественных институтов, которые помогали бы сублимировать эмоции в конструктивной деятельности, повышает уровень агрессии.

Сегодня все СМИ рассуждают о том, являются ли зрители такими же участниками насилия, как и стримеры. Но прежде всего важно обратить внимание на то, что зрители и стримеры находятся в одних и тех же социальных условиях и испытывают схожие трудности в социализации и самореализации.

Насилия не стало больше. Оно не стало более изощренным. Оно всего лишь стало товаром, который рутинно продается и покупается на площадках видеохостингов. 

Как кино стало реальностью

В 1992 году австрийский кинорежиссер Михаэль Ханеке снял фильм «Видео Бенни». По сюжету мальчик из благополучной и обеспеченной семьи снимает на видеокамеру любительские фильмы ужасов. Однажды ему удается снять, как забивают свинью. Эта сцена так нравится Бенни, что он постоянно пересматривает ее.

Фильмы Ханеке всегда вызывали шок и даже гнев как кинокритиков, так и зрителей. Его героями становились ничем не примечательные представители среднего класса, которые не могли позволить себе разнообразную и интересную жизнь. Стремясь испытать хоть какие-то эмоции, герои совершают насилие над собой и случайными знакомыми.

В мире индустрия треш-стримов развивается уже давно, трансляции становятся все более жестокими. В августе 2021 года южнокорейские СМИ сообщили о закрытых конференциях в телеграм-каналах, распространяющих порнографический треш-контент. Девушек-участниц шантажировали, называли «рабынями» и вынуждали выполнять на камеру желания подписчиков конференций: наносить себе раны, засовывать насекомых в половые органы, мастурбировать, заниматься сексом.

Любой зашквар за ваши деньги. кто и как зарабатывает на треш-стримах

В проект Ресторатора инвестировал питерский бизнесмен Глеб Климаков — на запуск шоу он потратил 800 000 рублей. По его словам, полмиллиона вернулись уже спустя неделю после запуска.

В сентябре одна из участниц шоу написала заявление в полицию о том, что её изнасиловали во сне. Подозреваемого задержали. На проекте это не сказалось: в описании на сайте реалити шоу сказано, что участникам «разъяснено», что закон нарушать нельзя, а организаторы не несут ответственности за проступки обитателей дома. При этом в любой момент участник может отказаться от заданий зрителей и добровольно покинуть шоу.

С каждого доната 30% идёт в банк, который в итоге достанется победителю проекта. На конец сентября 2020 года в нём было чуть менее 150 000 рублей. Также создатели проекта отдельно продают по подписке за 169 рублей в месяц доступ к отдельным видеокамерам, в том числе из спальни и бани.

Реалити-шоу вышло нишевым, широкую аудиторию оно не заинтересовало: отцензурированные ролики с «лучшими моментами» собирают на YouTube в среднем по 5000 — 10 000 просмотров.

Рекламодатели не хотят работать с оскорбительным контентом, поэтому иногда треш пытается «гламуризироваться», отмечает основатель агентства Social Stars Максим Петренчук.

В качестве примера он привёл YouTube-канал «Клик клак» — некоторые выпуски были построены вокруг трешовых заданий типа купания в вазелине, бритья сосков, поедания волос с неприличных мест и челленджей в духе «сядь на бутылку». Концепцию прорабатывал в том числе Илья Прусикин, фронтмен музыкальной группы Little Big.

Любой треш за ваши деньги

Утверждать, что зрители или участники треш-стримов имеют какие-то психические отклонения, было бы неверно. На интернет-сленге это упрощало бы ситуацию до постановки «диагноза по аватарке». Нельзя и утверждать, что человек просто имеет природную склонность к насилию и поэтому иногда позволяет себе высвободить животные инстинкты, например снимая видеоролики или пиная урны около подземных переходов.

Но у нас как социальных существ есть потребность получить общественное признание. Обычно участие в общественно значимом деле, профессиональное развитие, повышение благосостояния и социального статуса помогают удовлетворить эту потребность. Но что делать в условиях, когда социальные лифты никуда не везут, общественно значимых дел почти не осталось, а ты все меньше чувствуешь себя по-настоящему значимой частью социума?

В жизни блогеры обычные парни и девушки лет тридцати. Кто-то из них учился в институте и был отчислен, кто-то окончил техникум. «До того как начать стримить, я учился, — рассказывает о себе “Эксперту” один из самых популярных блогеров Vjlink (Кирилл Зырянов).

Почти все стримеры начинали свой путь с компьютерных игр. Стримили, как играют в Dota или Lineage 2. Кирилл Зырянов рассказывает, что в 2021 году он поставил рекорд: «За три месяца я наиграл две тысячи двести игр. Спал по четыре часа в день, а остальное время я играл, двадцать часов без перерыва.

В России индустрия треш-стримов начала развиваться пять-шесть лет назад. По словам Зырянова, некоторые вдохновлялись американским комедийным сериалом «Чудаки». Сначала стримеры не выполняли задания зрителей. Достаточно было просто неадекватно вести себя в кадре.

Блогеры пили и употребляли наркотики в прямом эфире, ломали мебель или технику у себя в квартире, дрались с другими участниками стримов. Зрители, в свою очередь, писали оскорбления в комментариях, требовали, чтобы на экране было «больше треша». Некоторые из них переходили к насилию в реальности.

Например, в 2021 году Андрея Гобзавра, автора канала ГОБЗ ШОУ, который он ведет вместе со своей матерью Людмилой, облили краской. Это вызвало шок у блогера. На видео после происшествия он вместе с матерью взволнованно показывает залитую краской квартиру и ругается на своих обидчиков.

Но вести стримы после случившегося Гобзавр не перестал. И уже в 2021 году на канале были опубликованы видео, на которых он унижает и избивает бутылкой из-под шампанского свою мать. На следующем видео публично просит у нее прощения. «В целом контентом может быть что угодно, — говорит Зырянов.

— Недавно человек дом взорвал, пятьдесят литров бензина по всему дому распределил и кинул факел зажженный. Я думал, все, его на кусочки разорвет вместе с коллегами. Но нет, к сожалению, повезло». Сам Зырянов недавно в прямом эфире сделал операцию по увеличению члена.

Мои размышления!

Существуют много разных блогеров. Кто-то снимает видео про спорт, кто-то про косметику, кто-то про машины, кто-то по истории, много интересного контента попадается…

Но вот чем занимаются треш-стримеры, на самом, деле выходит за рамки адекватности и законности! Как можно на таком зарабатывать деньги? Как можно такое вообще смотреть? Я не понимаю!

Я считаю, что правильно сенатор Алексей Пушков заговорил об изменениях в законодательстве. За многие действия стримеров реально должна быть введена уголовная ответственность. Многие из них сильно жестят!

На мой взгляд, такой шок-контент необходимо блокировать! Просто чем больше людей это увидит, тем хуже для их психики!

Для написания данной статьи я частично использовал материал (-ы) источника (-ов):

Осуждение и безрассудная любовь зрителей

«Да там пересажать нужно их всех, кроме Валентина, так как он психически больной. А так, все, что там происходит, это садизм высшей степени», — так о трэш-стримах рассуждает их постоянный зритель, 25-летний охранник Антон.

Он начал смотреть стримы во время рабочих смен от скуки. 

«Привлекло видеть живые и не наигранные эмоции. На это можно смотреть бесконечно, все как в реальной жизни», — утверждает Антон. 

https://www.youtube.com/watch?v=KpFG4AaW-W8

16-летняя школьница Полина также осуждает трэш-стримы за чрезмерную жестокость – по ее словам, раньше там было «более лампово». 

Сейчас читают:  Бензиновые триммеры с диском: цена, купить бензокосу с ножом в Москве - интернет-магазине

Оставьте комментарий